Самопознание

человеческий потенциал безграничен


Продолжение

***
Я не люблю засыпать в абсолютной тишине. Категорически не люблю – сразу слышу журчание своей вечно голодной утробы, а следом чудятся мне тихий шелест наслаивающихся потоков реальности и неосязаемый перестук семичашных весов Ра'Архата. Тихонько поскрипывают они, никогда не замирая в равновесии, но всегда поддерживающие гармонию в реальности.
Трудно быть богом… Тем более, небесным. В Ра'Архате ли, в материальности ли – везде ты был, есть и остаешься стержнем этих пошатывающихся весов. Ты пропускаешь через себя несовместимые энергии – и так просто при этом потерять себя в безумных по мощи потоках… У людей все просто: черное и белое, равновесие между ними – градации серого. Не-е, вот это я точно вампирам на ночь рассказывать не буду – они ж, едва заслышав о серых градациях, сделают меня почетным донором … А ведь между черно-белой градацией и сороархровской серостью лежит пропасть, на дне которой – синюшные ножки трупика моего сволочного «братца». Первую-то Ра'Архат людям подкинул, чтобы они свои весы сумели соорудить, простенькие – двучашные, зато свои, ни в какой поддержке небесных сил не нуждающиеся. А Сороарх, «художник»-недоучка, размазал цвета семи лучей, соорудив из них нечто бурое. Потом как-то прижилось название «серость».
Поначалу никто опасности в этом и не заподозрил, в том числе и сам «братец»: в конечном счете, Золотой, Изумрудный и Пурпурный лучи тоже родились из частичного смешения существующих начал… Опомнились, когда дошло, что внутри луча балансирующие весы рухнули и рассыпались – не существовало у «бурости-серости» стержня, способного сплотить семь изначально несовместимых начал. Сороарх попался в свою же ловушку: ко времени ЧП его душа, грубо выражаясь, уже тапочки откинула и белый флаг выкинула перед безумным духом. А в итоге что? Сам пропал и мир едва не погубил… Погубил бы, сейчас Альвариум – разлагающийся труп, уж простите за мерзкое сравнение, но две надежды все же существуют…
Не спится. Сон не идет и не идет – жуть какая-то. И все в голову лезут мысли о всемерном Ра'Архате и Сороархе. Проклятье, проклятье лежит на моей голове. И сам же я его на нее и наклал – не смог вовремя остановить безумца, не помешал смерти любимого мира. Что теперь? Ну, ну, Сел, в последние дни ты расклеиваешься – негоже это для небесного бога, царя нежити, хранителя и т.д. и т.п. Выше хвост, драконище, прорвемся – где наша не пропадала! Хотя… Наша пропадает с завидной регулярностью и не там, где ей следовало бы заниматься этим падшим делом. Проморгал, дурень, проморгал, теперь вот только и остается с нежитью возиться, да Джерамари, развесив ухи, слушать.
Как-то незаметно контуры мыслей стали расползаться, слои сознания рассыпались в прах, уступая место забытью. Сон… Ну, детки, допросились, вот и сказочка на ночь – как раз в тон размышлений. Стоит где-то средь великого Везде семерка белоснежных колонн, выстроенных в правильный Круг. И отливает каждая колонна своим цветом радуги. Колонна оранжевая, она же Солнечная, позади стола центрального стоит. По правую руку от стола Солнечного – Алый, древний самый, стол Индиго – у входа в Круг, второй по древности, а посередь них – мрачный Пурпур, с затаенной тишиной, сопряжение древних. По левую руку от Солнечного – стол Золотой, про себя называю я его проклятым – Сороарх как раз из-за него вышел… Увы, системные созидатели всегда используют разум в ущерб чувствам – это и губит все их идеи на корню, даже самый распрекрасный проект превращает в игру. Сор попытался придумать иную систему, наполненную разными цветами – поплатился… Впрочем, сентиментальничаю, каюсь, зашиваю губки бантиком и продолжаю рассказывать.
Следом за Золотым стоит стол Изумрудный, хотя иногда называют его и Природным, и Серебряным. Появился в радуге он последним, но удачен более остальных: я люблю жизнь, а этот стол несет только ее, несмотря на родство свое со столом Золотым. Так уж вышло, что при воздействии Небесного луча (последний стол, кстати) системы переплавились в сплетения и корни, а энтропия вырвалась и начала жить отдельной жизнью – плодами, листиками этого странного дерева. Ну, а сам Небесный стол – стол повелений, направлений и контроля над реальностью. Так-то вот, все в Ра'Архате по-умному, вампирчики, не думайте, что реальность на произвол судьбы брошена! Наблюдаем, корректируем, развиваем и… лажаемся, как последние черти после попойки с лешаками!
Опять Ра'Архат, только теперь – в образах, во сне. И сознание, хотя и растеклось по всемерности, остается осознающим. О, Круг, неужели Зов? Со времен начала этого кривого мироздания я не бывал в Ра'Архате – зачем, спрашивается? Всю нужную мне информацию я могу получить от души и сущности Небесной сверхстихии, Эль никогда не скупердяйничала в этом! Зов мог означать только одно – предстоит разговор, и отказаться ну уж никак нельзя. Вот только бы не вернуться в реальность вперед ногами: он перехода в неограниченное число измерений во сне душа разделяется с телом быстрее, чем голова казненного катится с плахи палача. Хотя, и не такое проходили…
Иду. О, Круг, как же давно я не ступал по этому чудесному Берегу! Он прекрасен, мои юные вампирчики, он сверкает и переливается исполнившимися мечтами, тысячами реализованных идей, миллионами истинных желаний! Зеленая трава изгибается холмом памяти и радости, омывает его сверкающая белизной Река счастья и душевной силы, где-то на условном востоке виднеются Горы достижимых высот и непокоренных вершин! Это – мой дом, знайте, люди, знайте, альвы, знайте все, это – мой истинный дом! Но и Альвариум, каким он был прежде и, быть может, станет в будущем – мой истинный дом. А кто вам сказал, дурачки, что истина существует на свете всего одна? Выбейте клыки этому злому дяде и извозите его в нефти, а я даже не пожалею ради святого дела коробок спичек!..
М-да, а в воздухе здесь плещет концентрированная эйфория, о чем мне не следовало бы забывать. Размечтался больно! Дело мое маленькое: придти, поговорить, уйти. Ох, лишь бы Изумрудного на совете не было – он ведь раскусил, как пить дать, раскусил… Сразу как я Книгу оживил, так и раскусил. И ведь все же придут – это вам не собрание в княжеской усадьбе Джерамари, здесь просто невозможно не придти. Зов – штука такая, сначала явит тебе переход, а потом кусаться начнет, жилы вытягивать, волосы на голове вырывать. Ну, правильно, зов Золотой разрабатывал – чую садистскую натуру старого извращенца! Ну, да ладно, не буду обижать «братьев» – а то и вовсе в изоляции остаться недолго, с одними вампирами да оборотнями. Не хочу, не хочу забывать дорогу к дому, не желаю прощаться с Берегом Лучей навсегда!
- Ты, как всегда, романтичен, Селивети, и, как всегда, пытаешься скрыть это от самого себя…
- Привет, Эль! Тыщу лет не видел тебя четкой… Надо же, даже не постарела ни капельки.
Девушка в голубом одеянии для приличия заалела, по крайней мере, уши, высовывающиеся из-под белоснежной вуали, приобрели здоровый пунцовый цвет. Да, вампирчики мои родные, сверхстихии сами по себе – одушевленные и разумные существа, они могут принимать любую форму и менять черты внешнего вида, и более всего любят вести себя, как люди. Да и чем они отличаются от людей?
Эль насмешливо фыркнула под вуалью из ниспадающих до середины переносицы белоснежных волос.
- Много чем, родной мой! Мы не гонимся за властью, не ошибаемся на каждом шагу и не сворачиваем чертям рога, хотя очень бы хотелось…
Так и ощущаю, как засветились под нескончаемой челкой сейчас, наверняка, голубые глаза. Предвкушение – знакомое ощущение, сладкое, томительное. Увы, единственное ограничение, существующее для сверхстихий, к сожалению, никто не способен обойти (пытались неоднократно, но сам принцип их появления не ясен) – они не могут воплощаться в физические формы. Правда, Изумрудный старательно распускает слухи о том, что однажды родится внутри мироздания душа-радуга, вобравшая в себя свет всех семи лучей, и не будет для нее различия между мерностью и всемерностью, но он же конченый оптимист. Что взять с Направляющего, свято верящего в то, что душу Сороарха еще можно спасти от им же созданной серости?! У Тауросса в мире его бы поместили в нуль-энтропийный кокон, специально для душевнобольных, но лично я Изумрудного в обиду не дам, лучше уж меня пусть разместят… Вернее, попытаются… Я особого приглашения к мордобою ждать не буду: отыграюсь тогда на созидателях систем за пролитые от претензий Золотого слезки! Ха-ха, месть моя будет страшна и ужасна, как у Алой ведущей! Или, все же, как у Алого направляющего? Еще не решил, надо подумать, чья месть страшнее – хаоты друг друга стоят…
Вот только думать было уже некогда. Порог Круга незаметно остался позади. Странно. Алый и Синяя, направляющие, древние – и больше никого? Может, слишком рано явился? Дурак! Вот, тут же пришлось себя обругать, еще Эль под боком ехидно хохочет. Да уж, какое еще может быть время в Ра'Архате?! Это место – и то только наполовину материальное, ишь как сознание по всему Берегу разлито, а остальной Ра'Архат – сплошное нагромождение абстракций и условностей, то возникающих, то рассыпающихся в пыль. Какие тут могут быть времена?!
- Здравствуй, Селивети, – Чуть официально, но у Синей иначе никак – охранительница порядка. Постоянно они с Алым цапаются, он то – Хаот, несущий Хаос и Огонь земли. Но в глазах у нее все равно пляшут веселые искорки – рада, значит, совершенно искренне. Что вы, что вы, я же нечисть, страшный повелитель вампиров и постыдный угнетатель серого Эльраарха! Как мне могут быть рады в святом и оберегаемом от тяжелых слоев реальности месте?
- Все хохмишь, даже мысленно! – Алый театрально прицокнул языком, как целитель, приступающий к осмотру особенно трудного пациента, – Я же над твоей загадкой все бьюсь да бьюсь, никак разгадать не могу. Обращаюсь к Запускающему – таинственно молчит, как всегда. Изумрудный притворно вздыхает и советует мне разжиться в каком-нибудь мироздании чудесным корнем валерианы для душеспасения, но подсказок ни под каким соусом не дает. Ты не гляди, что он всепрощающий и добрый, сволочь изрядная, когда речь заходит о личных секретах. Скупец еще тот!
Та-ак, значит, мои худшие опасения подтвердились. Изумрудный обо всем догадался. Вот ведь, пришел мне на смену за Зеленый стол смиренный хитродум – проклятье какое-то. Жизнерадостный, оптимистичный полусумасшедший, и при этом – безошибочно разгадывающий любые загадки. Хоть ты тресни… Его, колонной по лбу! Все равно не поможет – смиренно стоять будет, а колонна-то треснет об эту неосязаемую черепушку! Артефакт как-никак, жа-алко, сколько труда вложено душевного!
Стоит ли говорить о том, что последний мыслепоток я экранировал куда старательнее всех остальных. Еще не хватало, чтобы Алый что-то вынюхал – этот проныра остался таким же, каким был на заре мирозданий: спокойным и горячим, веселым и сдержанным, но при этом безумно настырным. Зато заботливый, почище Изумрудного, когда порядок надо наводить методом хаоса: вмиг закидает любой мир любого мироздания в любой же момент внутреннего времени огненными пластами. А потом народ внутри ходит и придумывает им заумные названия: демоны, ангелы, астральные существа, нечисть… В общем, я в нем души не чаю, но от излишней заботы лучше бы держаться подальше, как от нефтяного месторождения. Вспыхнет – мало не покажется, даже хранителю!
- И все-то думаешь ты, Селивети, думаешь и думаешь, мыслишь и мыслишь.
- Вот-вот, и я говорю: скоро у него в материальной голове будет красоваться протертая дырка.
- Ша, братья-сестры, не дырка, а вентиляционное отверстие. И вообще, будете дерзить – восьмой стол сотворю!
Ох, лучше бы я этого не говорил! В ныне зеленых глазенках Алого взорвалась шаровая молния интереса. Любил он такие проекты: как некоторые люди любят предметы обихода в доме своем тасовать, древнейший направляющий обожал нововведения в Ра'Архате и, особенно, в его наиболее осязаемой части – Круге. Сам он, к сожалению, не мог часто напрямую участвовать в событиях реальности – мог утратить контроль над своенравной сверхстихией, но изменять нечто в зыбкой всемерности – всегда пожалуйста.
Синяя только загадочно глянула из-под пышных бровей, но промолчала. Что-то подумала ведь, жаль, что дал когда-то себе зарок не ловить на лету их мысли – многое потерял… Да еще и оказался в невыгодном положении – они-то зароков не давали, вот и считывают теперь, что хотят. Никакой личной жизни!
- Да, кстати, о личной жизни, – Тихонько почти пропел Алый, и мне вдруг сделалось страшно. Алый избирает поэтический тон только по большим личным праздникам и, как правило, «рулады» его ничего хорошего слушателю не сулят. Разве что, помереть от смеха, но это самая легкая смерть… В этом Алый, кстати, напоминает мне небезызвестную баньши – кладбищенский дух со скверным голосом, отправляющий людей с малейшим подозрением на наличие музыкального слуха в дальнее путешествие по волнам матушки-смерти. Алый, меж тем, невозмутимо продолжал свою «песнь», не обращая внимания на мои протестующие мысли:
- Четырех девушек в Альвариуме мятежном ты отметил своим вниманием, братец мой, не так ли?
- Попрошу без панибратства! – Пытаюсь отшутиться, но как-то выходит туго…
- Но в целом верна ведь мысль моя! Так знай же, хранитель небесный! Не один Альвариум перевернуть могут силы эти, сложенные вместе.
- Ну, потому четырех сестренок я и разъединил, чтобы раньше времени нежить с людьми ареалами обитания не поменялись.
- Не понял, братец, ты всей глуби мысли Алого, – Подхватила таким же издевательски-поэтическим тоном Синяя. При этом она в наглую семафорила Алому подмигиванием сразу обоих глаз. Наверное, впервые за историю нашего очень долгого общения мне захотелось открутить уши не взрывоопасному направляющему, а порядочной… Ладно, пусть будет просто Порядочной: кому надо, тот домыслит.
- Наш мужественный Хаот мысль донести хотел бы до тебя о том, что силы воедино спаяны не только у сестер, но и твои, и Джерамари учтены.
- Ой…
Ничего себе поворотик дел! Выходит, и последние строки того разнесчастного пророчества какую-то основу под собой имеет. Что же нам приберегли дражайшие направляющие? И почему нет остальных?
- Я попросил их не совать нос не в свое дело, – Перешел с песенного ритма на привычный-прозаичный Алый, – Грубовато вышло, Золотой даже хотел на меня два десятка системных слоев бросить, но… ему не повезло.
Где-то в глубине души промелькнула очаровательная картинка: чертыхающийся Золотой, возлежащий среди Везде под грудой незримых слоев реальности. Больно, наверное… Я-то ментальным и психическим культуризмом не увлекаюсь – оценить не могу, но судя по упоминанию «Криворогого Запускающего, проклятого склеротика, забывшего удалить черновой вариант разумного существа из всех слоев бытия», дедушку пришибло конкретно.
- Не волнуйся, Сел, он почти не обиделся… на меня. Почему-то он предпочел лелеять обиду в твою сторону.
- И с чего бы это… Побоялся случайно оказаться под двадцатью слоями хаоса – не иначе. Выбрал более безобидную мишень для лелеяния обид…
- Я снял бы шляпу пред вашим интеллектом, да только нету у меня ее. Так что, просто шлю воздушный поклон.
И все в тех же незримых глубинах души промелькнул образ согнутого до колен Алого, поджигающего на полу фитиль. Ну что же, намекает, что в очередной раз подвел меня под пороховую бочку – дело знакомое, не лечится уже.
- Так все же, я услышал Зов из-за девушек?
- И из-за них тоже. А еще – из-за Короля.
- А-а-алый, ну побудь шелковым, расскажи, как там мой старый друг поживает?
- Не поверишь! Он теперь сам, в каком-то роде, один из богов. Создает с нуля свою половину вашей вселенной, ткет узоры судеб. Впрочем, этого тебе знать достаточно – успеешь еще, узнаешь, – Загадочно протянул Алый.
- А смысл? Все равно тот мир можно из этой точки проследить вплотную до точки его разрушения.
В этот момент уже оба, Синяя и Алый, лукаво улыбнулись и замерли, выжидающе смотря на меня… Не понял…
- Вы что, хотите сказать, что нельзя?
- Ну, я бы не был столь категоричен. Попробовать-то можно… Только не выйдет. Момента разрушения у половинки мироздания не существует. Кроме того, не существует там и однозначно предопределенного хода событий.
- …
А что я еще мог сказать? Только стоять, открыв рот. Неужели Король сподобился создать нечто, потенциально превосходящее всемерность?
- Значит, пока у него это выходит. А дальше – поживем-увидим. Там еще твой взлелеянный на мечтах и странствиях Рексхардамиэль развлекается, и вообще, много прежних знакомых. Пока не о них речь. Просто держи в уме, что их вселенная – продолжающаяся.
- Да уж, вряд ли я ТАКОЕ забуду!
- Тогда займись вплотную девочками – уверяю, интерес к Королю ты мигом растеряешь.
- И это все, что вы мне хотели сказать? – В расстроенных чувствах я даже присел на краешек крайнего кресла за желтым столом. Кресло сплюнуло куда-то в воздух и взбрыкнуло. Гад! Даже кресла против меня настроил – ренегат, ну я ему еще покажу, где Эльраархи ночуют!
- Да ладно тебе, он же в душе – мальчишка, Сел. Обидчивый, насупленный, маскирующийся под взрослого. А вот ты мне внушаешь опасения: ты слишком часто занимаешься шутовством. Сам понимаешь, это означает, что ты стареешь и маскируешься под хрупкой маской забавляющегося ребенка…
- Слушай, Алый, может, тебе следует познакомиться с Клариссой? Она тоже жутко любит всяческие душевные разговоры «о главном»!
- С твоей очаровательной одомашненной вампирочкой? Ну, со следующей оказией в реальность обязательно познакомлюсь, если, конечно, она столько проживет… А пока, сам понимаешь, физис меня не пропустит – разжирел больно для астральных переходов.
- А меня таскаешь почем зря! Не стыдно?
- Селивети, – Как-то слишком серьезно начала Синяя.
- Я весь внимание, сиятельная госпожа моя. Что надо-то?
- Все, что сказано здесь, очень… чрезвычайно важно. И этих крох достаточно, чтобы вылепить стройную теорию сплетения. А больше тебе узнавать от нас не стоит – можешь начать плести предвзято, и окончится все, естественно, печально. Одно тебе скажу от себя на прощание – тебе нужна любимая и любящая девушка из обитателей реальности.
- Кхехххе, – Вот, аж закашлялся от таких заявлений. Это чтобы в Ра'Архате кто-то думал и давал советы на тему любви между представителями мужского и женского начала? И как только своды небесные не рухнули!
- Да, правильно, Сел: прилетит птица удачи в руки, так и нечего ей пинка в окно давать! Или что там у тебя в Подземье? Жерло? Скважина?
- Что-то подозрительно это все звучит, – Протянул я. Но тут же ощутил, что Круг под моими ногами растворяется, а столы поочередно ныряют в ослепительно белый свет. Меня нагло выдворяли из собственного дома! «Позор Ра'Архату, зову на бой страшную народную революцию!» – еще успел прокричать я что-то из подученных накануне Рокарийских лозунгов, но Алый меня уже не слышал.
Рядом пронеслась Эль и подмигнула мне, шепнув:
- Невероятное вероятно…
Час ночи, в Подземье… разумеется, никакой тишины! Сурканы обрекли на ночной полет по извилистым гротам очередного бедолагу-вампира… Хотя нет… Судя по изощренным матерным воплям, они-таки исполнили голубую мечту всех сурканов – поймали за рога загулявшего в ночь черта. Что ж, доброго тебе полета, Арахман!
Может, и стоило бы полюбоваться на визжащего от страха маршала чертовской армии, но я слишком устал от этого маленького путешествия домой. Хорошо хоть, вернулся в целости и сохранности. Как-то незаметно для себя, я повернулся на другой бок и постепенно задремал… Но сны не оставляли меня: в них мелькали какие-то события, тонули корабли, звучали выстрелы, со скрежетом скрещивались мечи. И где-то за всем этим туманным чадом чудился силуэт утонченно-красивой светловолосой… хотя нет, рыжеволосой девушки с голубыми глазами, мелодичным, немного по-детски звучащим голосом отдающей приказы своим воинам. Я попытался было пробиться сквозь пелену чада, чтобы увидеть смелую главнокомандующую, но туман сгустился и обманной подсечкой «уронил» меня куда-то в мерцающую воронку реальности…
Мда, свидание со всемерностью закончилось, а вопросов стало только больше. В компании вопросов-то я и уснул, наконец, сном младенца, надеясь еще раз увидеть силуэт отчего-то так заворожившей меня девушки. Не может быть…

Продолжение, опять же, далее...












































































Последние новости


Дружба

Все жизненные проблемы приносят с собой золотые самородки мудрости, обнаружить которые помогает истинная дружба. Вы замечали, что есть люди, которые дают вам силы, поднимают настроение и вызывают желание находиться рядом? И те, кто стремится вытянуть из вас энергию, надоедает вам и делает все так, что хочется сбежать. Нас подде...
Читать далее »

Советы, способствующие успеху

ВЫЯВЛЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ Правильный выбор – Это результат жизни в соответствии со своими высшими ценностями, то есть путь к лучшей жизни. ЖИЗНЕННАЯ ЦЕЛЬ Лучшие люди выбирают цель, которая затрагивает лучшие струны в других. МИССИЯ Жизнь нельзя прожить дважды. Теперь или никогда, поэто...
Читать далее »

Утренние вопросы

Если бы мне осталось жить всего месяц, что бы я делал из того, что делаю сегодня? Что я сделаю сегодня, чтобы почувствовать себя счастливым? Какие прекрасные воспоминания останутся у меня в памяти сегодня? Какие убеждения сделали мою жизнь такой, какая она есть? Во что нужно поверить, чтобы прожить удивительную жизнь? ...
Читать далее »

И еще несколько вопросов

Знать мысли Бога – все равно что знать, как преуспеть в жизни. Глубоко поразмыслив над вопросами этой книги и записав свои ответы в дневник, вы развили в себе привычку анализировать. Поздравляю! Это важнейший навык успешной жизни. Способность к самоанализу и постановке правильных вопросов наряду с пониманием того, как использовать интуицию и природную мудрость, изменит нап...
Читать далее »

Путешествия

Поставьте перед собой цель жить полноценно. Самый печальный итог – оглянуться назад и вопрошать, что можно было бы иметь, если бы… Дорожите своими заветными мечтами, воплощая их в жизнь. Ах, путешествия… Большинство из нас любят путешествовать и страстно стремятся к этому. Мы тоскуем по приключениям в реальной жизни. Хотим посетить удаленные места, узнать культуры, не...
Читать далее »

Счастье

Там, где жизнь бьет ключом, где оживленно и весело, там и ищите свое счастье. Моя шестилетняя внучка Элла однажды зашла в мой офис и уселась в кресло. Она давно слышала, что я занимаюсь коучингом, поэтому я спросил ее: «Не хочешь побыть сегодня тренером и немного поучить других?» Малышка посмотрела на меня, выпрямилась в кресле, и я понял: она готова. Элла спросила: – О ч...
Читать далее »

Взаимоотношения

Любовь Магия Бога выражается через любовь; наивысшая форма любви – бескорыстная помощь другим. Вы когда нибудь смотрели в глаза новорожденного и ощущали восторг, который ребенок приносит в этот мир? Большинство из нас чувствуют исходящую от детей любовь. Мы являемся в мир с любовью и открытым сердцем. С самого детства мы отдаем свою любовь этому миру. Из л...
Читать далее »

Ваш комментарий:


Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.