Самопознание

человеческий потенциал безграничен

Глава3

03.11.2011


  • Лунный свет. Часть вторая.

  • Uhu

  • 3

    На следующий день я столкнулся с Уайтом на углу Малой и Большой улиц. После бессонной ночи день казался перевернувшимся в гробу покойником. Я поплакался.
    - Вы так и не научились подбирать.
    - Подбирать слова?
    - И это тоже.
    В руке он держал обыкновенную лампочку. Заметив мой взгляд, прокомментировал:
    - Кощеево яйцо. Несу.
    - С иглой накаливания. А взяли, конечно, в утке, в селезне, в сундуке…
    – Ну да в доме, в городе, на земле… - он окинул взглядом перекресток: - Хотите, отведу Вас туда, где есть все для счастливой жизни: пагоды и пирамиды, вокзалы, мосты, телеграф и библиотеки, бани и гурии, сады и фрукты, которые люди просто не замечают у себя под носом. Может, вы тогда поймете, как надо побираться…
    Я промолчал, чтобы в очередной раз не задавать дурацких вопросов.
    - А выпить?
    - Устроим.

    Мы пошли по Большой, но вскоре свернули в какую-то подворотню и двинулись параллельными путями колодезных дворов, закоулков и проходных подъездов. Комплексное плавание по задворкам. Остановились у полуразрушенного кирпичного здания, похожего на бывшую спортивную школу с обвалившимися стенами фасада. Нырнули в цоколь и оказались в подвальном помещении на земляном полу. Откуда попали в более-менее обжитую могилу.

    Комната представляла собой вывернутое наизнанку жилище. Стены, местами лишенные мяса штукатурки, проглядывали старой вывороченной дранкой; с потолка свисали лохмотья проводки; время загустело обездвиженным раствором цемента. Все предметы: трубы, батареи, стекла, подоконники были покрыты слоем въевшегося бездействия.
    «Там все есть: пагоды и пирамиды… – процитировал я Уайта про себя с усмешкой.
    Это был мир, которого я боялся даже касаться. С десяток угрюмых, немытых от рождения существ с темными от холода лицами, в немыслимых нарядах ютилось на деревянных ящиках и картонках вокруг приземистого костровища.
    И пили из пустых консервных банок и пластиковых стаканчиков теплый, пахнущий картоном, самогон.
    И хранили свои болячки, как тайну исповеди, везде нося их с собой залогом некоего откровения.
    По полу сновали крысы.
    - Умные твари, - заметив мой взгляд, проронил бродяга неопределенного возраста, с черной в колтунах копной волос:
    - Раньше их травили асбестом. Крыса съедала приманку, и асбест в желудке загустевал. Но – до чего умные твари! – чувствуя неладное, крыса бежала к воде и пила, пила, пила, пока образовавшаяся в ней пробка не растворялась.
    Он причмокнул, точно от восхищения.
    - Главная у них – самка. Как матка у пчел. Первыми пищу пробуют самцы, а та ждет положенный срок – подохнут или нет. И только потом притрагивается к еде. Головастая!
    Постепенно спиртовой тоской пропитывались все пьющие и, захмелев, грустили больными сердцами внутрь своих камер. Замкнутость кровеносной системы не оставляла тоске выхода, кроме как через потовые железы. Люди испарялись, и слизывающая влагу мелкая мошка напитывалась человеческой безысходностью, улетала под потолок и избывала ее продолжительностью полета.

    Переговариваясь, бомжи беспрестанно почесывались. Подумал, что и чувства водятся в людях, подобно блохам. Не являясь внутренней неотъемлемой их частью, заставляют расчесывать жизнь до крови.

    Уайт, точно, угадав мои мысли, рек глухим голосом:
    - Вынесенная память. Каждый паразит несет несколько байт необходимой информации, находящейся за пределами понимания. Она не может быть уяснена полностью, потому и находится на позициях гниды.
    - То есть, по-вашему, вши – это дополнительные ячейки памяти?
    - Точно так. Особой памяти. Не дающей человеку забыть о чем-то ни на миг. Архивация обязанностей.
    - Охренеть. И Вы ожидаете, что я поверю в эту чушь? Но, это же смешно. Антисанитария, оказывается, раскрывает дополнительные возможности, а пренебрежение личной гигиеной – является мерой накопления?
    - Не для всех. – он пристально посмотрел на меня. – Я понимаю, это выглядит странно и даже отталкивающе для неподготовленного неофита…
    - Неофита?
    - Невооруженный прощением взгляд вообще не сможет разглядеть ничего путного. Но вот, представьте: в православных храмах, возле каждого подсвечника стоят пустые банки из-под майонеза, куда собирают огарки и расплавленный воск для последующей переработки и использования. Вы же не зовете матушек побирушками? Почему тогда этих несчастных, осуждаете?
    - Я не осуждаю, не надо передергивать. Но, во-первых, в церкви собирают воск, во-вторых, не для себя, а потом…
    - Не пахнут и не пухнут? Да-да. Но, только вот что я Вам на это отвечу: люди, отскобленные щелочью мыла и шампуня, потеряли истинное обоняние. Здоровому существу не требуется ежедневного омовения. Животные, между прочим, ничем таким не пользуются, и устраивают друг друга.
    - Ну, в природе все иначе…
    - И не представляете насколько!
    - Да я вообще, по-вашему, ничего не представляю.
    - Не обижайтесь. Это всего лишь спор. Но мы, действительно, неразумные дети, обезьяны с гранатами. А Вы можете – на секунду – вообразить, что весь окружающий Вас мир ушел в своем развитии намного дальше человечества? Ведь и то правда – земле миллиарды лет. Можете предположить, что деревья, камни, вода, воздух, да все – ушли настолько далеко, что просто не снисходят до языка общения людей? Что тот же язык – гораздо совершеннее любого говорящего на нем. Вы – поэт – знаете наверняка, что порою из-под пера выходит далеко не то, что задумывалось, и это «не то» гораздо честнее и тверже!
    Я взял с пола кирпич.
    - Выходит, он тоже умнее меня?
    - Гораздо, не обижайтесь. И Вас и меня. Высшая медитативная практика – безвременное сосредоточение на отсутствии. Его мыслительный процесс столь сложен, что требует себе помощников – и люди строят из них дома и города.
    - Значит, молчание…
    - Коммуникативная функция. Все в природе молчат, чтобы слышать.
    - Но, как же компьютеры, спутники, машины и тому…
    - Материальные ценности – первый уровень роста, известный любому цветку. На втором уровне – слово. На третьем – мысль. На четвертом – дух. На пятом…
    - Что на пятом?
    - Сомнение.
    - Как так?
    - Сомнение во всех предыдущих.
    Я молчал, не зная, плакать или смеяться.
    Между тем бродяги быстро напивались. Помимо нас у костра сидела дикого вида сумасшедшая старуха, все время что-то бормочущая себе под нос и посвистывающая. На нее никто не обращал внимания. Темный с колтунами, да очень высокий худой юноша со следами внутренней борьбы. Четвертым был седой бородатый старик, похожий на давно ушедшего из Ясной Поляны Толстого. Звали его Евангелич. Аборигены в основном молчали, вряд ли прислушиваясь к разговору, но блюдя законы гостеприимства. Мне время от времени протягивалась большая банка с самогоном, а то и кусок закуски, от которой я, хмелея тем более, отнекивался.
    - Вот я говорил, про изнанки вещей. Для большинства людей помойки – это место складирования отбросов с последующим вывозом отходов на полигоны и мусороперерабатывающие предприятия… Но, для некоторых – Уайт понизил голос, хотя соседи отвалились от костра и спали, - эти свалки – что-то вроде святилищ, культовых сооружений.
    - Скажете тоже.
    - И, тем не менее, это так. В алтаре – в мусорных контейнерах - происходит причащение отвергнутого бытия. Обретение потерь.
    Я молчал. От выпитого болел желудок.
    - Патологоанатом копается в гниющих внутренностях трупа. Но цель его благая! - и он уважаем обществом. Отбросы общества копаются в помойке. Но то, что подавляющее большинство держит за потерю человеческого достоинства, на самом деле, является таинством. Актом спасения приносимых в жертву вещей. С последующим продлением срока их службы в новом качестве. Вторая жизнь предметов, процессов и явлений – вот основная функция, так называемых, маргиналов. Иерархия и культура данного культа трудно постижима для обывателя.
    Выброшенное, ненужное людям барахло – ценности, находящиеся в стадии потери. Извлеченные стараниями спасателей на свет из мусорных баков, они вступают в стадию находки, перерождаются и заживают второй, отличной от первой жизнью. Точно так обстоят дела и с расходными материалами души. Расставаясь, люди тратят себя, словно кусочки крошащегося мела, на проводимые линии водоразделов…
    - Бр-рр. – с трудом укладывались в голове гулкие бескожие слова.

    Я огляделся. Весь разрушенный спортзал был завалин каким-то немыслимым скарбом: разбитые лампы, торшеры, магазинные витрины, холодильные камеры, гипсовые бюсты с отбитыми носами, раковины, ванные, старинные сундуки и чемоданы, электрические кабели и медные провода, книги, книги, книги и даже один огромный развороченный сейф…
    «Действительно, скоро начнешь верить, что и они во все это верят.»
    Между тем бродяги оживлялись. Просыпаясь, громко переругивались, сморкались в полы своих одеяний и кашляли, кашляли, кашляли…

    - Евангелич, вот скажи, зима будет? – обратился к Толстому заросший с колтуном.
    - Куда ж ей деться.
    - А ежели будет зима, и все померзнет, то откуда всему заново взяться? –
    - А из терпежа. Земля есть явленное терпение. - он взял ком глины и вымазал лицо. «На, попробуй.» –
    - Не, дед, мы лучше водочки. –
    - Вода уносит, земля плодоносит.

    Опьянение было тяжелым, обморочным. Хмель давил на голову, как шлем.
    Дубовая витая гардина была прислонена к стене. Такие же были в нашей старой квартире. Чешские книжные полки, светлые изнутри или темные – они бывали двух видов – лежали штабелем. Холодильник «Москва» с возможностью запираться на маленький ключ – видимо, для коммунальных квартир. Никчемная хлеборезка.
    Все это было подобно невиданному, никому, кроме безумцев, не нужному антиквариату – когда место подсвечников, светильников, серебряных молочников, медных ступок, бронзовых чернильниц и письменных наборов, букинистических книг, китайских вееров и персидских ковров – заняли альтернативные им битые унитазы, велосипедные рамы, лопнувшие неоновые лампы, пластиковые стулья и школьные учебники, горы сношенной обуви, цепочки сливных бачков и ножи мясорубок.

    В углу проснулась и всхлипывала укутанная ветошью до макушки женщина.
    - Это еще что за селезень? – Уайт подошел к плачущей и вытер щеку пальцем.
    - Чего тебе? – грязная девушка отшатнулась.
    - Мальчиком плачешь. Селезнем. Мужчина, стало быть, и обидел. Женская обида – пускает девочек – слезок.
    - Не твое дело.
    - Ну не мое, так не мое.

    Он устроился на сломанном ящике и принял банку из рук деда.
    - Скажи, Уайт, тогда на реке… люди в темноте. Это было то, о чем я думаю?
    - Я же еще тогда ответил: не совсем. Тот канализационный люк ведет в большую подземную галерею, наполненную сточными водами. Две личности, подтащившие во тьме человека и сбросившие его в колодец не убийцы, прячущие концы в воду, а – напротив – бригада скорой помощи.
    - Прямо люди в белых халатах.
    - Человек погибал на улице от истощения, они же погрузили его в святой источник.
    - Святой?
    - Ничего удивительного. Так случается на каждом шагу. То, что вами держится за скверну – оказываются лечебными грязями. Это известный целебный источник. Он помогает в самых тяжелых случаях. К слову, тот ночной ныряльщик сейчас сидит перед тобой. – и старик указал рукой на молодого человека в крайней степени физического истощения. Тот поклонился и улыбнулся одними глазами.
    - Вакула у нас аскет. Не ест простую пищу. Только птичью. Но это его выбор и путь.
    - Мне кажется, он вычитал об этом из Интернета. – подал голос неприятный с колтуном. - И разместил свои впечатления в собственном блоге.
    Удивительно, но они не были чужды Интернета.

    Мы сидели еще некоторое время, когда у входного отверстия образовалась какая-то суета. Из темноты вылезли тени, волочащие что-то тяжелое.
    - Мать твою. – ахнули у костра.
    К огню поднесли искалеченного бродягу. Шея его была разорвана, подобно консервной банке. Кровь уже не била из артерии, но вытекала глотками, и, словно утолив жажду, сбавляла обороты.
    Он был еще жив и тихо улыбался.
    - Пойдем. – Уайт взял меня за руку. Не до нас сейчас будет. – Пойдем-пойдем – и настойчиво взял меня под локоть. Я все еще не мог оторвать взгляда от отстающего тела. Отстающего, как часы от своего собственного времени. Кровь текла, как сошедшая со звездочки велосипедная цепь… Жилы провисли и не поддерживали вращение утомленного сердца…

    Мы вышли в полном молчании. Но расходиться не хотелось. Купили бутылку перцовки и устроились на лавочке во дворе. В темноте, как в соленой воде, вытесняющей тело, движения души давались гораздо легче. Мы молчали, пили и понимали друг друга в тишине.


















































































  • Лунный свет. Часть вторая.

  • Uhu






  • Последние новости


    Дружба

    Все жизненные проблемы приносят с собой золотые самородки мудрости, обнаружить которые помогает истинная дружба. Вы замечали, что есть люди, которые дают вам силы, поднимают настроение и вызывают желание находиться рядом? И те, кто стремится вытянуть из вас энергию, надоедает вам и делает все так, что хочется сбежать. Нас подде...
    Читать далее »

    Советы, способствующие успеху

    ВЫЯВЛЕНИЕ ЦЕННОСТЕЙ Правильный выбор – Это результат жизни в соответствии со своими высшими ценностями, то есть путь к лучшей жизни. ЖИЗНЕННАЯ ЦЕЛЬ Лучшие люди выбирают цель, которая затрагивает лучшие струны в других. МИССИЯ Жизнь нельзя прожить дважды. Теперь или никогда, поэто...
    Читать далее »

    Утренние вопросы

    Если бы мне осталось жить всего месяц, что бы я делал из того, что делаю сегодня? Что я сделаю сегодня, чтобы почувствовать себя счастливым? Какие прекрасные воспоминания останутся у меня в памяти сегодня? Какие убеждения сделали мою жизнь такой, какая она есть? Во что нужно поверить, чтобы прожить удивительную жизнь? ...
    Читать далее »

    И еще несколько вопросов

    Знать мысли Бога – все равно что знать, как преуспеть в жизни. Глубоко поразмыслив над вопросами этой книги и записав свои ответы в дневник, вы развили в себе привычку анализировать. Поздравляю! Это важнейший навык успешной жизни. Способность к самоанализу и постановке правильных вопросов наряду с пониманием того, как использовать интуицию и природную мудрость, изменит нап...
    Читать далее »

    Путешествия

    Поставьте перед собой цель жить полноценно. Самый печальный итог – оглянуться назад и вопрошать, что можно было бы иметь, если бы… Дорожите своими заветными мечтами, воплощая их в жизнь. Ах, путешествия… Большинство из нас любят путешествовать и страстно стремятся к этому. Мы тоскуем по приключениям в реальной жизни. Хотим посетить удаленные места, узнать культуры, не...
    Читать далее »

    Счастье

    Там, где жизнь бьет ключом, где оживленно и весело, там и ищите свое счастье. Моя шестилетняя внучка Элла однажды зашла в мой офис и уселась в кресло. Она давно слышала, что я занимаюсь коучингом, поэтому я спросил ее: «Не хочешь побыть сегодня тренером и немного поучить других?» Малышка посмотрела на меня, выпрямилась в кресле, и я понял: она готова. Элла спросила: – О ч...
    Читать далее »

    Взаимоотношения

    Любовь Магия Бога выражается через любовь; наивысшая форма любви – бескорыстная помощь другим. Вы когда нибудь смотрели в глаза новорожденного и ощущали восторг, который ребенок приносит в этот мир? Большинство из нас чувствуют исходящую от детей любовь. Мы являемся в мир с любовью и открытым сердцем. С самого детства мы отдаем свою любовь этому миру. Из л...
    Читать далее »

    Ваш комментарий:


    Вы должны войти в систему, чтобы оставить комментарий.